Три решения суда, которые повлияют на закупочный процесс

В первой половине 2022 года состоялся ряд судебных процессов, в ходе которых суды вставали на сторону поставщиков, подрядчиков и исполнителей и признавали заказчиков неправыми. В дальнейшем всем госзаказчикам следует учитывать выводы судов по этим делам, чтобы не совершать аналогичных ошибок.

Если закупка отменена по вине заказчика, победитель вправе взыскать понесенные убытки

Суть спора состояла в том, что госзаказчик провел аукцион, в результате которого определил победителя. Победитель своевременно оформил и предоставил обеспечительную гарантию и подписал проект контракта. Однако госзаказчик в ответ контракт не подписал и не объяснил причин такого бездействия.

Оказалось, что в УФАС подали заявление об оспаривании закупки, контролеры обнаружили ошибки со стороны заказчика и предложили отменить тендер.

Победитель, узнав об отмене закупки, потребовал возмещения убытков, понесенных в связи с оформлением банковской гарантии. Госзаказчик с требованием не согласился, объяснив это решение тем, что поскольку контракт не состоялся, то гарантия не действовала, а комиссию победителю следует требовать с банка.

Спор передали на судебное рассмотрение, и суды в трех инстанциях признали неправоту заказчика, решив, что:

  • победитель исполнил все обязательства, действовал добросовестно и в соответствии с законом. Однако тендер отменили по вине госзаказчика, что повлекло убытки у победителя;
  • в отличие от победителя, госзаказчик вел себя недобросовестно: он не сообщил о том, что ему предписано отменить закупку, но при этом согласовал текст гарантии;
  • победитель не знал об отмене тендера до тех пор, пока уведомление об этом не опубликовали на площадке.

ВС РФ согласился с выводами нижестоящих судов.

Заказчик не вправе отказаться от контракта в связи с просрочкой его исполнения, если причиной просрочки стали ошибки в техзадании

Между заказчиком и подрядчиком заключен контракт на проектные работы. Подрядчик вовремя выполнил обязательства по нему и передал результаты на госэкспертизу. В ходе госэкспертизы госзаказчик обнаружил, что проект необходимо доработать, потому что в нем не учтены некоторые требования, которые ранее он сам забыл прописать в техзадании.

Подрядчик внес в проект необходимые коррективы, однако заказчик отказался от контракта, сославшись на то, что он не исполнен вовремя. Тем временем проект благополучно прошел экспертизу, подрядчик составил акты приемки и отправил их госзаказчику, но тот отказался оплачивать выполненные работы.

Спор передали на судебное рассмотрение, и суд первой инстанции встал на сторону госзаказчика в связи с тем, что:

  • объективно контракт вовремя не исполнен, а значит, отказ от него законен;
  • до вступления в силу отказа от контракта подрядчик не передал результаты исполнения.

Однако апелляция и кассация с мнением первой инстанции не согласились, решив, что:

  • просрочка возникла по вине заказчика, поскольку это он попросил доработать проект из-за собственных упущений в техзадании. Подрядчик действовал добросовестно;
  • госзаказчик не доказал, что итоговый проект имеет недостатки, препятствующие его приемке;
  • результат работ сдали до того, как отказ вступил в силу, — заказчик направил уведомление по неверному электронному адресу и не доказал, что подрядчик его получил.

Квалификацию коллективного участника необходимо оценивать с учетом долей каждого из его членов

Проводя тендер по 223-ФЗ, заказчик оценил коллективного участника по критерию «квалификация», сложив показатели убыточности всех членов такого участника. Компании, входящие в состав коллективного участника, сочли такой подход неверным. По их мнению, необходимо не просто складывать показатели всех членов участника, но и учитывать долю каждого из них в будущем договоре. Подход заказчика привел к тому, что итоговый показатель убыточности превысил 100%, а участника отклонили.

УФАС, а затем и три инстанции судов согласились с участником в связи с тем, что:

  • тендерная документация предполагала, что для оценки квалификации коллективного участника необходимо сложить показатели каждого из его членов. Однако в рассматриваемом случае этот подход привел к тому, что полученный результат оказался хуже, чем фактическое положение дел в компаниях — членах участника;
  • при оценке следовало учитывать долю обязательств каждого из членов участника в будущем договоре;
  • контролеры и суды рассмотрели вариант расчета оценки заявок, при котором показатели не складывали. При применении такого подхода коллективный участник одержал бы победу.